Камера. Мотор. Женщина.

Разговорились мы недавно с Anastasia Tarchokova о женских образах в кинематографе. А она, между прочим, ВГИК осилила, и прекрасно разбирается в теме. А я решила попрать скрепы еще и русского кино, а не только литературы. Сгорел второй том, гори и сценарий. Ну, начнем. Помню я эпоху телевидения, да – стара стала для этого дерьма, но Наденька из иронии судьбы, Галя оттуда же, Алентова сразу в двух фильмах – Москва слезам не верит и Зависть Богов, Прокофья Людмиловна – это же классика антифеминизма. Давайте разберемся. Лет с 15-ти интуитивно и неистово меня бесит образ Женечки Лукашина: типичный маменькин сынок, к 40 годам дослужившийся до терапевта местной поликлиники, пьющий в сопли в аэропорту, но при этом – любимец женщин. Режиссер хоть одну женщину спросил, когда это живописал? Но босх с ним с Женечкой, Надя…образованная гордая (по замыслу) женщина, умиляется и влюбляется во что? В инфантилизм, хамство и непостоянство? Типаж Лукашина на долгие годы стал образом романтичного растерянного героя-интеллигента, неприспособленного, но вроде бы тонкого (песню спел, ок). И целое поколение женщин не задумываясь задвинуло Ипполита в дальний угол шкафа для женских мечт. Несправедливо, между прочим. Ипполит там самый адекватный персонаж. А вот Галя, которую под новый год бросает Лукашин, стала понятна мне однажды 31 декабря в аналогичной ситуации. Правда, я предпочла вести себя как Лукашин – напилась и улетела в Сочи. Но представьте отчаяние красивой, умной женщины, которая нарезала салатов, надела платье, навела марафет и внезапно оказалась одна в московской квартире. Самое мерзкое в фильме – то, как Лукашин звонит ей чтобы – по телефону! Черт возьми, по телефону, бросить невесту. Были бы смартфоны – он бы просто отписался от нее в инстаграме? Но как эксперт по паскудным мужским звонкам, скажу вам: это дно. - Алло, галочка? Ты сейчас умрешь, - из другого фильма, но думаю эта Галочка была близка к умиранию, сжимая в руке холодную телефонную трубку. Как же после этого Лукашин оказался в дамках и героях? По женской глупости или по доброте съемочной группы? Очень просто: контент создаваемый мужчинами очень часто берет за основу усредненного неудачника. Тем самым давая надежду всякому "лукашину", что его полюбит прекрасная женщина безо всяких усилий с его стороны. Едем дальше: Катерина, Антонина и Людмила – трио архетипов из «Москва слезам неверит». Три диаметрально противоположных образа живопишут нам старинное: и амазонка, и жена и гетера. Самостоятельная Катерина, которой по-праву можно гордиться – образ эмансипированной советской женщины (а советская эпоха в плане самореализации не так уж патриархальна), которая преодолевая трудности, становится директором завода, имеет воспитанную дочь, получает «вознаграждение» в виде кого? В виде Гоги, он же Гоши, он же Юры. Ну, так себе приз. Почему? Нормальный же мужик, скажете вы, но…абьюзер. Классика, золотое сечение. Как сверху он приказывает ей, как оскорбляется, узнав про ее должность, как командует в ее же доме. Катерина оббегав всю Москву, найдя растерянного кукусика бухающим в коммуналке, не гонит его прочь за манипуляции и давление, а благостно и приниженно наливает ему борща. Партер ликует – счастье экранное и такое понятное – мужик в доме, обрело свою хозяйку. Но Гога отвратителен всеми пунктами кроме одного – он встает на защиту Александры, дочери. До этого он совершает ряд поступков, которые не так чтобы хороши: во-первых как он навязывается в электричке – безкомпромиссно, как он манипулирует поездкой на такси – ему невозможно отказать, он готов обратно идти пешком, он герой. Герой ли? Учитывая обман с днем рождения на шашлыках. Слишком серьезный суд персонажа, скажете вы, но как по мне – в самый раз. Пьющий, но талантливый, но нереализованный инженер заштатного НИИ встречает самостоятельную, сильную и прекрасную женщину, и вместо восхищения – оскорблен. Так себе партнерские отношения. Но вся женская часть населения вздыхает у экранов и промокает глаза подолом халата. Уф. Антонина – классический срез женщины той эпохи: штукатур на работе, отличная хозяйка дома – никаких американских горок, никаких всплесков – тихий патриархальный рай. И мой любимый персонаж – Людмила, которой море по колено, яркая, самодостаточная, идущая напролом, но добрая (как она жалостливо дает трешки бывшему мужу на опохмел), как она обольстительна за прилавком химчистки, как она великолепна в курилке библиотеки! Но почему же она самая несчастная из героинь в конце фильма? Искренне, я всегда вижу в ней падающую звезду – краткая вспышка, ослепительная и острая. Часто ее образ связывают с наглостью и хабальством, но нет – она как раз просто позволяет себе чуть больше, чем все. И ей так удобно, но как всегда – неудобно мужчинам. И завидно женщинам. В Зависти Богов – Алентова играет классику патриархального мышления. Она забитая, зажатая в тиски быта, свекрови, мужа и работы. И ее отчаянно жаль, когда она идет через арки дворов поступью королевы, которой забыли сказать о титуле. Как она боится любви, чувственности, влюбленной себя. Ее так выковали, она к 40 годам вдруг внезапно осознала себя женщиной для любви, а не для работы. И это тоска. Тоска повсеместная, разлитая по коммуналкам, хрущевкам, кухонькам. Собирательный образ советской тоски – вот кто для меня ее героиня. Как она пугается букетов, помощи, внимания. Не пристало, не положено, непривычно. Прокофьей Людмиловной я горжусь, особенно финальными кадрами, где она лупит Новосельцева. Шутка. Преображение, достойное пигмалиона – скажете вы. Но я скажу – опять рождение Венеры произошло не благодаря внутренней силе, а лишь из-за давления социума. Женщину в ней увидели два раза: когда заплакала и когда переоделась. В остальном сильная, умная, упрямая героиня вынуждена комлексовать, оправдываться и выглядеть мымрой. Выглядеть, а не быть. Потому что не может быть мымрой женщина, которая имеет такие запястья или лодыжки. Просто мужики не туда смотрят. И если нам ее изменения скармливают как арку героя, то я вижу лишь маркетинг и замену этикетки. И обязна ли она это делать в угоду Новосельцеву? Подстреленные штаны, двое детей: мальчик и…мальчик…Невозможно представить чтобы в дурнушку с двумя детьми влюбился начальник предприятия. Статистика и информация поставлена у нас хорошо(с) Опять реверанс мужскому эго, раз уж герою по замыслу придется влюбиться, но он не годен рассмотреть суть, на героиню цепляют красивый фантик. Чтобы как все, и брови, и ноги. Ладно, в советской эпохе мой любимый женский персонаж – это (не ржать) Галина Ермолаевна Пересветова из «Кубанских казаков» - харизма, острый язык, своенравие, кнут и умение вертеть казаком Вороном. Простите, но если отбросить весь политпросвет из фильма – как она хороша. 1949 год, между прочим. И поет очень важное: "каким ты был, таким ты и остался", как бы намекая - женщины, нельзя исправить неисправимое, а только заменить на нормальное. Как раз в это время в золотом веке голливуда – целая плеяда сильных первоплановых героинь, которые образчик. Там женщину не только не задвигают на второплановые роли, но даже случается, что именно роковая героиня поворачивает весь сюжет. И если говорить о сексизме в советском кино, то максимум – это : товарищ Иванова, зайдите к парторгу. Никакой грязи. Иногда цензура – отличная вещь. Но вернемся к реалиям. Что у нас сейчас? Сериааальчики. И тут Настина часть, как женщины с образованием ВГИКа: «Все мы еще помним, с чего начинались сериалы – с мыльных мелодрам, в которых на двести серий выясняли отношения Он и Она. После кризиса в начале нулевых голливуд удивил внезапно взлетевшим качеством сериалов, сюжеты и глубина проработки характеров выходила за рамки мыла. Голливуд решил на этом не останавливаться и огорошил мир новым открытием – оказывается, женщина тоже человек. Один за одним стали выходить сериалы, в которых появились интересные и самодостаточные женские персонажи, круг проблем которых выходи за рамки переживаний о мужских пиписьках. Сегодня уже сложно найти сериал американского производства, который не прошел бы Тест Бехдель, разве что некоторые ситкомы еще не хотят сдавать свои сексистские позиции или создатели просто не умеют шутить, не унижая и не объективируя женщин. Например, юмор в ситкоме «Теория Большого Взрыва» целиком построен вокруг Пенни, которая блондинка, с сиськами и ничего не понимает в физике – на этом проработка персонажа заканчивается». Замечу, что и в США с уходом золотого века Голливуда последовал ряд абсолютно плоских женских персонажей, особенно жертв сексистов и абьюзеров – здесь и драмматичная «Горькая луна», и «9, 5 недель», и абсолютно все блондинки и брюнетки из ромкомов. Иногда освежающим ветром врывается какой-никакой «Мосты округа Мэддисон», но и там героиня кладет личную жизнь на алтарь семьи. Но хотя бы делает свой выбор сама, позволив себе окунуться в личную жизнь. «Настоящим гимном феминизму стал сериал Мэтью Вейнера «Безумцы», где на протяжении семи сезонов Пэгги Олсен, в исполнении Элизабет Мосс, строит головокружительную карьеру, продираясь через махровый патриархат и огребая все «прелести» сексизма. Та же Элизабет Мосс, в принципе, станет символом феминистских сериалов, исполняя в них главные роли: «Рассказы служанки», где показывается до чего может довести патриархат, «Вершина озера», где поднимается тема насилия. Голливуд показал женщину, которая хочет строить карьеру («Хорошая жена»), обладает чувством юмора и интеллектом («Невероятная Мисс Мейзел»), высокими духовными и нравственными ориентирами («Путь»). Женщины перестали быть несчастными в отсутствие мужчин, потому что, как оказалось, им есть, чем заняться. «Большая маленькая ложь» и «Утреннее шоу» показали, что женская дружба – это не повод для шуточек о клубке змей, а реальная сила. И что объединившись, женщины могут решать проблемы и без мужчин». Что касается «утреннего шоу» - это прорыв даже в американском кино, учитывая остроту темы харассмента и борьбы женщин за власть в рамках отдельно взятого телеканала. Для меня очень «говорящий» момент – героиня Эннистон на совещании распекающая боссов – прекрасна. Или как тонко прописана драма девушки, которая покончив с собой, открыла ящик пандоры для разбирательства. Круто замешаны и трагедия и любовь, и грязь и несправедливость мужского мира. Но есть и еще один плюс «утреннего шоу» и «громкого голоса» - женщины увидели, что так можно и так нужно, черт возьми! «В России даже прогрессивная часть населения воспринимает феминизм насторожено, ибо скрепы, держащие патриархат, скрипят, но держатся. Самая частая реакция на это – «ну это там, у них, у нас все по-другому». Действительно, никогда русской женщине не приходилось выступать в роли идеальной американской домохозяйки, вроде Бетти Дрейпер, чтобы только киндер, китчен, кюрхен и при полном параде к приходу мужа. Благодаря советскому прошлому наши женщины привыкли тащить на себе сразу все – работу, детей, дом и недотепу мужа. Типичная картинка феминизма по-российски это мужчинка, который не справляется с элементарными вещами и ведет себя как ребенок, и женщина, архетипическая огонь-баба, которая и в избу, и коня. Такая женщина показана в сериалах «Обыкновенная женщина», «Измены», «Озабоченные». Поднявшийся с дивана и подтянувший треники мужчинка – уже герой. Пока что российский сериалы транслируют, что какой бы успешной и состоявшейся женщина не была, без носителя мужских трусов в доме ей будет грустно. Российские продюсеры предпочитают ездить по накатанной, и удовлетворять потребности среднестатистической домохозяйки, скрепленной скрепами, а не создавать новые культурные течения. Думаю, что, не смотря на это, лет через пять, мы все-таки увидим феминизацию российского контента, потому что рано или поздно, все равно все копируется с запада». И здесь я добавлю прекрасное «Повсюду тлеют пожары» - о борьбе за дочь, о свободе, о женском страхе и сопротивлении все тем же скрепам, внутренним и внешним монстрам обстоятельств. Да и что говорить – снято восхитительно. Тема – острее некуда. И главное, королева – начинает и выигрывает!». Еще один мой наилюбимейший сериал «Почему женщины убивают». Все те же архетипы – домохозяйка, с тремя переменами блюд и муж, который смотрит сквозь жену и изменяет. Все та же амазонка – меценатка и тусовщица, узнающая, что муж гей. Великолепная современная пара с открытым браком, в котором все сыпется и рушится из-за любовницы-психопатки. Но каждый женский образ выписан так, что становится ясно с самого начала: будет взрыв, бикфордов шнур тлеет, пригнитесь! Это шествие экранных примадонн я хочу завершить всеми образами Бонэм Картер – трикстер, поворачивающий все с ног на голову, шагает широким шагом и в «Бойцовском Клубе», подстрекая и двигая сюжетную линию, и в любом вообще фильме любая ее героиня – жемчуг, который не каждому по карману. И еще последний фильм и героиня: «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». Милдред Хейс, главная героиня упрямо добивается правды и справедливости, сопротивляясь мужчине-шерифу, мужскому мнению, мужчинам-антагонистам. И как она невероятна в своей борьбе, остроумна, иронична, сильна. Кто не смотрел – обязательно восполните это. Кстати, играет женщина, перевернувшая мировоззрение режиссера Коэна, а это адский труд – перевернуть что-то в мужчине. На этом сегодня все, делитесь хорошими фильмами, пока мы тут обсуждаем за чашкой вина. А совсем скоро, я как всякий уважаемый информационный пират, буду готова с подкастами. Процесс производства напоминает мне фильм «Рок-волна». Но завершу цитатой от героини Бэт Энн:

- Как гласит Библия, не убей, Господь может не понять.

- Он может нет, а его жена обязательно поймет. Кина не будет!